Везде    Колонки    Авторы    Статьи    Предложения    Конкурсы
Вы здесь:   ГлавнаяЗвёздыСтатьиКиану Ривз о погибшей возлюбленной, «проклятии Матрицы» и мечтах о счастье

Киану Ривз о погибшей возлюбленной, «проклятии Матрицы» и мечтах о счастье

Трилогия «Матрица», где Ривз сыграл роль Нео, — это и его удача, и его проклятие. Слишком много трагедий случилось с Киану во время съемок…
Киану Ривз о погибшей возлюбленной, «проклятии Матрицы» и мечтах о счастье

— Киану, в новом фильме «47 ронинов», по очень известной в Японии легенде, вы единственный западный актер. Остальные, хоть это и голливудский проект, — японцы. Опять, выходит, стоите особняком, как и в жизни…

— Я всегда предпочитал одиночество. Так уж жизнь распорядилась. Началось с детства. На дедушкины средства — отец мамы издал в Канаде Британскую энциклопедию для детей и заработал очень хорошие деньги — мои родители решили поездить по свету. Я родился в Бейруте. Но потом мой папочка увлекся наркотиками и бросил нас. Мы с сестрой и с матерью стали переезжать из одной части света в другую. Австралия, Америка, пока не осели в Канаде, в Торонто. (Мать Киану — танцовщица в кабаре, англичанка, отец — геолог, гавайско-китайского происхождения. После развода он многие годы провел в тюрьме за хранение и распространение наркотиков, Киану с ним, несмотря на все его просьбы, так и не помирился. Мать же стала дизайнером, работала с очень известными рок-музыкантами, они часто бывали в их доме, не случайно Киану сам увлекся музыкой, впоследствии создал свою группу и одно время много с ней гастролировал. — Прим. ред.) Но деньги у нас всегда были. Даже прислуга постоянно жила в доме. И все равно детство оказалось каким-то очень странным, непонятным…

Киану Ривз

Мама еще три раза выходила замуж. Нет, я не жалуюсь, мама у меня замечательная. Она ведь мне разрешила стать актером. «Все что угодно, дорогой!» — ответила она, когда я спросил ее мнение. В школе мне делать особенно было нечего — учеба не для меня, я умею учиться только наедине с собой. Под контролем — любого рода, будучи несвободным, не умею ничего делать и воспринимать. Разве что хоккеистом мог стать, не решись отправиться в Лос-Анджелес в 15 лет. В хоккей я неплохо играл. И умел классно точить коньки…

— В фильме главное, по-моему, это великая любовная история. Прямо шекспировского размаха…

— Любовная история великолепно смотрится на экране и в литературе, но в жизни любовь всегда трагична. Разве не так? Возьмите «Ромео и Джульетту». Как прекрасно — просто фантастика. А в реальности вам бы хотелось такого же? К сладости любви всегда примешивается чувство вины. Прекрасно быть влюбленным, но как ужасно, когда все заканчивается… И очень трудно смириться с утратой любимых, жить с этим…

— Вы по-прежнему скорбите о своих утратах…

— Когда любимые уходят, ты остаешься один. Мне так обидно, что их со мной нет. Скучаю по тем временам, когда Дженнифер была частью моей жизни, а я — частью ее. Представляю себе, как бы сейчас жил, если бы она не погибла и наша дочка родилась… Я скучаю по тому, чего у меня никогда не было и никогда уже не будет — с ними, с моими любимыми, которых давно нет… Это несправедливо, абсурдно — то, что случилось…

Киану Ривз— Это правда, что вы в свое время назвали череду обрушившихся на вас несчастий «проклятием «Матрицы»?

— Первая трагедия, которая ударила меня прямо в сердце, случилась в 1993 году. Тогда погиб от передозировки мой близкий друг актер Ривер Феникс. Вскоре я узнал, что у моей любимой младшей сестры Ким лейкемия. Я должен был быть рядом с ней. Купил ей дом, ухаживал за ней. Она меня всегда любила безусловной любовью, не знаю, где бы я был, если бы не она. Это очень тяжело… Потом я влюбился в чудесную Дженнифер. Она одно время работала у режиссера Дэвида Линча, была его ассистенткой. Когда я узнал, что она беременна, купил ей дом, машину, очень ждал ребенка. Проклятие настигло, когда ультразвук показал, что наша девочка, Ава, мертва… И Дженнифер рожала уже мертвого ребенка… Я старался, но как можно утешить женщину, пережившую такое? Дженнифер принимала лекарства, ходила к врачам, у нее была жуткая депрессия. Я умолял ее не принимать наркотики — знал, что это все только ухудшит… Мы должны были отправиться в Австралию на съемки двух фильмов «Матрицы». Это бы ее отвлекло… Но однажды утром Дженнифер, возвращаясь из особняка своего приятеля Мэрилина Мэнсона, врезалась в три другие машины и погибла. На месте. Не важно, что там обнаружила полиция в ее машине, кокаин, антидепрессанты… Дженнифер я похоронил рядом с нашей дочкой.

Отложил съемки. Не поехал в Австралию. Слишком много похорон. За такой короткий отрезок времени… Меня спасала работа. И забота о сестре… Все, на что я тогда надеялся, — что на место боли придет печаль. И память о прошлом поможет все преодолеть. Останется радость от того, что было хорошего, а не только одна лишь горечь утраты…

Киану Ривз— Да, поверишь тут в проклятие… Ведь во время съемок многие получили травмы, одна актриса вообще умерла, Кэрри-Энн Мосс попала в больницу на месяц, много чего случилось…

— Я был раздавлен. Не хотел никого видеть, ни с кем общаться. На съемках делал все, что нужно, и забивался в свой угол. Мой герой Нео ведь обуреваем злостью. Это чувство движет им, его действиями. И это мне помогало. Долго еще жил на автопилоте. Как бродяга. Никого не подпускал к себе, в свой замкнутый мир.

— Вы верите в жизнь после смерти? И что влюбленные обязательно встретятся в одном из других своих воплощений?

— Не знаю. Люди веками об этом говорят и спорят. Кто я такой, чтобы отрицать подобное? Это было бы прекрасно. Я встречал людей, которые, безусловно, имеют связь с прошлым. Какая-то часть моего сознания явно стремится к тому, чтобы верить… Но вообще-то я ничего не хочу знать о своем будущем. Разве что мне точно гарантируют, что я окажусь в прекрасном месте. (Смеется.)

Киану Ривз с сестрами— Хотели бы вы сами стать самураем, как ваш герой в «47 ронинах», — со всеми вытекающими последствиями, довольно страшными, на мой взгляд…

— Вы имеете в виду их способ самоубийства? Не думаю, что он актуален в наше время. У меня, кстати, есть настоящий японский меч для харакири. В золотых ножнах. Я его достал, когда играл Гамлета на сцене. Путешествовал с ним всюду — до поры, конечно. Помню, как сгорали от любопытства служащие в отелях, когда натыкались на странного вида коробку… Но самоубийство, даже в таком виде, меня как идея не привлекает. А вот кодекс чести самураев очень нравится. Лояльность, верность, честь — это потрясающе.

— Однако вы рисковый человек — чего стоят ваши увлечения мотоциклами и гонками на них…

— Ох, это так освежает и бодрит! А главное — когда мчусь без шлема на своем байке, я совершенно один, полностью свободен. К сожалению, я неважный байкер. Наверное, поэтому и получил столько увечий, столько раз разбивался. Однажды, еще в юности, чуть не погиб. Очнулся, надо мной два пацана склонились, они же вызвали «скорую», пришлось хирургам меня исполосовать всего. Селезенка разорвалась, и теперь, когда я обнаженным снимаюсь, виден огромный шрам. В шее металлическая пластина, ну а все остальное — так, по мелочи. Но ведь это моя жизнь, и только моя, разве нет? И если я сам плачу за свою медицинскую страховку, значит, никого не подвожу и не должен надевать, например, шлем, если хочу с ветерком прокатиться по горной дороге.

Киану Ривз— С возрастом ничего не изменилось — скоро вам 50 стукнет как-никак?

— Полагаю, я вырос! (Смеется.) Признаться, когда приближалось 40-летие, немного переживал. Но, как правильно мне объяснили знающие люди, это все ерунда. День рождения проходит, и ты понимаешь, что ничего ужасного в общем-то не произошло. Нет, ну конечно, я двигаюсь медленнее, живу в доме, хотя раньше предпочитал перемещаться по свету с одним небольшим чемоданчиком. Жил в отелях, самых разных — и дорогих, и совсем дешевых. Думал, что никогда не смогу пустить корни. Но вот неожиданно для себя самого в 2003 году купил большой дом на Голливудских холмах, а недавно еще и квартиру в Нью-Йорке.

— Неужели научились ценить преимущества своего положения?

— За моими финансами присматривают специально обученные люди. Сразу все отправляется в банк. Прекрасно, когда можно не думать о счетах. Я лишь хочу знать, что моя семья, мои близкие ни в чем не нуждаются. Но сам я по-прежнему обхожусь очень малым. Это клише, я знаю, вы уж простите меня, но счастье ни за какие деньги не купишь…

— А чего вы боитесь, столько уже пережив?

— Вы что, с ума сошли? Я не собираюсь никому на свете в этом признаваться! (Смеется.)


— Ну, хорошо. А как вам удается так шифроваться? После Дженнифер Сайм никаких официально зафиксированных романов. А ведь и с Амандой де Кадене вы явно проводили время, и с Шарлиз Терон, вашей давней партнершей по «Сладкому ноябрю» и «Адвокату дьявола», после съемок в картине «Голова в облаках»…

Киану Ривз с Анной Скидановой— Единственная история, которую обо мне сочинили и я хотел бы, чтобы это было правдой, — как я плавал в одном бассейне вместе с Шарон Стоун. (Смеется.)

— Чем же может вас женщина привлечь?

— Я могу попасть под женские чары на первом же свидании. А если сумею заставить ее смеяться… Нет зрелища прекраснее на свете, чем смеющаяся женщина! Всегда интересно разгадывать женщину — это такое удовольствие. Раскрывать постепенно ее глубину, все ее достоинства… Кстати, недавно, в мае, на Каннском фестивале я познакомился с одной вашей соотечественницей, Анной, начинающей актрисой. (Киану имеет в виду Анну Скиданову, репортаж об этой встрече был опубликован в № 23 нашего журнала. — Прим. ред.) Русские женщины очень красивы, и в них есть глубина… Я романтик в душе, но еще ни разу не нанимал самолет, который рисовал бы в небе что-то типа: «Приглашаю тебя на ужин, а потом мы улетим в Париж!» Нет, но я надеюсь, что однажды я захочу это сделать. Очень надеюсь и жду. Короче, список прекрасных романтических поступков у меня наготове. Это всегда прекрасно — когда я кого-то люблю…

— Но сейчас вы по-прежнему один?

— Да, но временно. Я часто хожу на свидания, не думайте. (Смеется.) И жду, прошу судьбу подарить мне настоящую любовь. Стараюсь все-таки не быть один слишком долго. Это борьба, борьба не на жизнь, а на смерть для меня. Я бы хотел жениться. Хотел бы, чтобы у меня были дети. Но это длинный и сложный путь — словно я карабкаюсь на очень высокую гору. И я обязательно доберусь до ее вершины. Дайте мне еще немного времени. Я знаю, что жизнь может быть прекрасна. И не хочу никуда от этого убегать.

Мария Обельченко, 18.11.2013.

Просмотров: 7502 • Источник: 7 Дней

Читайте также:
Вы можете обсудить эту статью в форуме, а чтобы получать уведомления о новых сообщениях в этой теме — зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.
Вы здесь:   ГлавнаяЗвёздыСтатьиКиану Ривз о погибшей возлюбленной, «проклятии Матрицы» и мечтах о счастье
Поделитесь ссылкой на эту страницу в любимой социальной сети:
Голосование
Что вам помогает справиться с осенней хандрой?
 Хандра? А что это?
 Работа. Мой офис и зимой и летом одним цветом…
 Секс. И точка
 Дети, дети и снова дети. Они не дают скучать
 Фитнес, прогулки, друзья
 Я в нее (хандру) пью!
 Я в нее (хандру) ем…
 Теплая ванна с ароматной пеной. И пусть весь мир подождет!
 Вино, кино, домино и прочие боулинги мне в помощь
 Я с ней не справляюсь, я с ней уживаюсь
Свежее в форуме этого раздела
Мои избранные колонки
Зарегистрированные пользователи могут, находясь на страницах авторских колонок, запоминать их в этом блоке, чтобы потом быстро переходить к ним.
Полезный факт о портале
Как узнать, что в вашей любимой авторской колонке появилась новая публикация, не заходя на портал? Никаких проблем! Подпишитесь на RSS-канал с анонсами обновлений колонки. Ссылка на такой канал есть наверху страницы каждой колонки, она помечена значком RSS.
Интересный факт, кстати
Первый вибратор был изобретён во второй половине 19 века для лечения так называемого «бешенства матки» (женской истерии) и работал на энергии паровой машины.
© Муж.рф, 2012—2019.
Информационная политика портала
Яндекс.Метрика Сделано в Консалтинговой Группе «АРМ»Сделано
в Консалтинговой
Группе «АРМ»