Везде    Колонки    Авторы    Статьи    Предложения    Конкурсы
Вы здесь:   ГлавнаяЗвёздыСтатьиМария Миронова: «Больше всего меня поражает не наличие проблемы, а то, как легко она решается»

Мария Миронова: «Больше всего меня поражает не наличие проблемы, а то, как легко она решается»

Сейчас основную часть жизни актриса посвящает Фонду поддержки деятелей искусства «Артист». «Это больше‚ чем хобби‚ это образ жизни»‚ — говорит Мария. О маленьких и больших победах‚ о том‚ как благотворительность помогает ей как актрисе и почему в жизни отдавать важнее‚ чем брать‚ Мария рассказала в интервью нашему журналу.
Мария Миронова: «Больше всего меня поражает не наличие проблемы, а то, как легко она решается»

Екатерина ФАДЕЕВА: Приближается 9 Мая — день, когда все хотя бы на минуту задумываются о судьбе пожилых людей и ветеранов. Трудности, которые вы разрешаете в Фонде помощи ветеранам сцены «Артист», сильно отличаются от проблем простых пенсионеров?

Мария МИРОНОВА: Люди, которым помогаем мы, — актеры, танцоры балета, театральные критики — более ранимые, чем остальные, ведь они на протяжении многих лет получали отдачу от общения с широким зрителем, от его признания и благодарности, а в старости вдруг оказались в изоляции. Чтобы избавить их от вынужденного одиночества, мы устраиваем творческие вечера, встречи, делаем жизнь чуть более интересной. Иногда бывает достаточно лишь разговора, ведь многим под старость оказывается даже не с кем поговорить. Мария Миронова
Плюс ко всему наши пенсионеры сталкиваются и со множеством бытовых трудностей. Так, ветерану-инвалиду стоит невероятных усилий, чтобы выйти из дома. В городе не хватает пандусов, и для них передвижение по Москве — как для нас альпинистский поход. Поэтому мы стараемся решать конкретные задачи: доставать лекарства, помогать с санаториями, реабилитационными центрами, то есть удовлетворять обычные житейские нужды, присущие любому пожилому человеку.

«К&З»: Есть два способа преодоления ситуации — ­можно бороться или пытаться договориться. Вам какой ­ближе?

М. М.: Смотря что называть борьбой. Если бороться в смысле сидеть и негодовать, то это эмоции, которые не помогают ни самому человеку, ни людям, находящимся в трудном положении. Задачи решаются, когда начинаешь действовать: звонить, просить, привозить. И еще я стараюсь не подходить к ситуации с негативом, даже если она очень сложная. Чем больше позитива вы вложите в свои поступки, тем больше шансов на успех.

«К&З»: Поделитесь историями из практики. Как и чем удается помочь?

М. М.: Мы не делаем ничего сверхъестественного. Больше всего меня поражает не наличие проблемы, а то, как легко она решается. К примеру, в Доме ветеранов сцены имени Яблочкиной мне сказали, что каждую ночь у них кто-то громко стонет. Я стала интересоваться. Выяснилось, что пожилая женщина с проблемами позвоночника не может заснуть из-за страшных болей. Врачи колют ей анальгетики, но их действия хватает не более чем на три часа. И единственное, что может ей помочь, — это хороший ортопедический матрас. Разумеется, мы его купили, актриса смогла наконец спокойно спать. А ведь полгода человек мучился, хотя решение было так близко.

«К&З»: Благотворительность помогает вам в творческом плане, как актрисе?

М. М.: Есть одно качество, которое, мне кажется, очень важно для актера. Это сочувствие, соучастие. Если ты можешь проявить его к реальному человеку, живущему здесь и сейчас, с его конкретными проблемами, сможешь сочувствовать и вымышленному персонажу, которого придется играть.

Мария Миронова«К&З»: Трудно ли было сочувствовать Цезонии, спутнице Калигулы, в спектакле Эймунтаса Някрошюса? Ведь она идет на полное самоотречение ради любви.

М. М.: Было интересно. Любовь — это очень часто преодоление, даже ломка себя, жертвенность. Цезония любит Калигулу со всем тем, что происходит в его воспаленном, больном уме, со всем злом и ужасом. И именно это в ней интересно, потому что перед нами пример абсолютно чистой любви, без примесей, без предлогов «за что?».

 

«К&З»: В рамках фестиваля спектаклей Эймунтаса ­Някрошюса вам посчастливилось гастролировать с «Калигулой» по Италии. Каково было разыгрывать ­античную драму на родине театра?

М. М.: Это была фантастическая поездка, после которой я и Женя Миронов почувствовали, что, наверное, вот он — венец карьеры. Начать с того, что работали мы не в обычном театре, а в древнейшем «Олимпико» в городе Виченце. Только представьте: этот театр, здание которого входит в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО, был открыт постановкой трагедии Софокла «Царь Эдип» в 1585 году! Выходишь на сцену — и возникает полная иллюзия переноса в древнеримскую эпоху. В спектакле ­Някрошюса множество сложных декораций, но в «Олимпико» нам не разрешили использовать ни одну из них. Более того, на самой сцене почти ни до чего нельзя дотрагиваться, так что мы оказались в абсолютно новых, незнакомых условиях и фактически выстраивали спектакль с нуля.
Еще один интересный опыт был, когда с этим же спектаклем выступали под Римом, в маленьком театре под открытым небом, — это тоже были иные ощущения и иная работа. Оба раза нас горячо принимала публика — в Италии очень любят Някрошюса.

 

«К&З»: Европейская публика более благодарная, чем наша?
М. М.: Да, пожалуй. Я это почувствовала еще на премьере «Свадьбы» Лунгина на Каннском фестивале в 2001 году. (Фильм участвовал в конкурсной программе и был удостоен приза за лучший актерский ансамбль. — Прим. ред.) У нас картину приняли спокойно, а там зрители десять минут аплодировали стоя.

«К&З»: Ваша героиня в «Свадьбе» — запутавшаяся девушка Таня, хлебнувшая несчастья. Павел Лунгин рассказывал, что в процессе работы над фильмом понял, что человеку иногда бывает важно почувствовать себя несчастным, чтобы повзрослеть. Вы согласны?

М. М.: Чтобы повзрослеть, важно не почувствовать себя несчастным, а что-то пережить, преодолеть проблему.

«К&З»: А если случается несчастье, как преодолевать его?Мария Миронова

М. М.: Есть простые выходы из положения. Лучший из них — вспомнить о людях, которым сейчас намного хуже. А если еще и помочь им, то, будьте уверены, боль моментально отступит. Думаю, важно стараться не жалеть себя. Это сложно, но возможно.

«К&З»: От некоторых психологов слышала мнение, что, если довести проблему до критического состояния, она сама собой снимется, а человек сможет лучше понять себя…

М. М.: Специально доводить проблему до точки кипения не стоит. Но если она уже критическая, возможно, способна дать какое-то понимание. Впрочем, все зависит от ситуации и человека.

«К&З»: Вы способны к объективной самооценке?

М. М.: Я только учусь. И, думаю, это будет делом всей жизни. Трезво судить о других людях гораздо проще, чем быть честной по отношению к самой себе.

«К&З»: Говорят, что актеры не могут дружить ­по-настоящему — мешает постоянное чувство соперничества…

М. М.: Мне сложно приобретать новых друзей, только совсем не поэтому. Чтобы сблизиться с человеком, важно единомыслие, общая страсть. Благодаря фонду у меня появилось много единомышленников.

«К&З»: Недавно вы резко сменили имидж, превратившись из блондинки в брюнетку…

М. М.: Это нужно было для работы в фильме «Три мушкетера», где я играю Анну Австрийскую. Она по происхождению испанка. Смена цвета волос никак не повлияла на мою жизнь.

«К&З»: Окрашенные волосы требуют особого ухода. Как предпочитаете поддерживать их здоровье?

М. М.: У меня нет никакого специального ухода, просто потому что нет на это времени. Если не спешу, стараюсь не сушить волосы феном.

«К&З»: На съемках у вас был тяжелый грим. Как помогали коже справиться со стрессом?
М.М.: Никак, просто дожидалась окончания съемок, ­чтобы вернуться к своей обычной жизни без макияжа.
Декоративной косметикой почти не пользуюсь. Крашусь только по случаю — например, для фотосессии «Красоты & здоровья». (Улыбается.)

Мария Миронова«К&З»: Удается ли выкроить минутку в напряженном графике между съемками и благотворительностью, чтобы посетить спа?

М. М.: Никаких про­цедур ни для тела, ни для лица не ­делаю. Я далека от темы салонов красоты и всего,
что с ними связано. Считайте меня консерватором!

 

«К&З»: Готовы ли вы со временем прибегнуть к услугам антивозрастной медицины?

М. М.: Не думаю. Мне не нравится сам термин «антивозрастная», в нем какой-то обман. Возраст — это не плохо, с возрастом приходит мудрость, и у него есть свои плюсы. Я вообще думаю, что молодость — это не внешняя оболочка, а сохранение энергии жизни внутри: действие, движение, умение получать радость от работы и каждой минуты жизни. А для сохранения красоты внешней оболочки фитнес, правильное питание и полноценный сон — вполне достаточный минимум.

«К&З»: Жизнь актрисы — непрерывное противоречие. С одной стороны, надо выглядеть красивой на экране, с другой — сам съемочный процесс не подразумевает ­здорового образа жизни и полноценного ухода за собой. Как справляетесь с этой проблемой?

М. М.: Для меня важно высыпаться, даже если съемки напряженные. Спать не менее семи-восьми часов в сутки. Если сплю недостаточно, никакие уходы мне не помогут.

 

«К&З»: Спортом занимаетесь?

М. М.: Занимаюсь и очень люблю. Лыжи, бег, плавание плюс обязательная тренировка в фитнес-клубе четыре раза в неделю. Но стараюсь себя не перегружать. Энергия — исчерпаемый ресурс, и движение должно быть в радость.

«К&З»: Обычная диета актеров — это быстрая и не самая полезная «киноеда». Как строите режим питания во время съемок и в дни отдыха?

М. М.: Во время съемок стараюсь меньше думать о еде. А вообще не переедаю. Люблю ощущение легкости.  Диеты в принципе не приемлю, как и любое насилие над психикой.

«К&З»: Мне очень импонирует ваш образ в фильме «Москва, я люблю тебя!», где вы снимались в черной шляпке в стиле 50-х и красном струящемся шарфе — это ведь, по сути, исторический костюм. В какую эпоху вам было бы особенно интересно пожить?

М. М.: Во времена, когда люди ездили в каретах. Когда, чтобы написать письмо, нужно было сесть за стол и сделать над собой усилие, а потом пару недель ждать ответа с почтой. Атмосфера современного города, конечно, давит. Поэтому иногда я люблю останавливать гонку, чтобы не потерять главного.

 

«К&З»: И как вам удается остановить мгновенье?

М. М.: Мой любимый способ — прийти в Пушкинский музей в период открытия какой-нибудь крупной выставки. Так, чтобы очередь была на пару километров. Выключить мобильный и постоять, подождать. Час или два. Послушать, о чем говорят люди, подумать, понаблюдать.

«К&З»: Один из ближайших проектов с вашим участием — фильм «Апофегей» по повести Юрия Полякова, где действие перенесено в 70-е годы. Расскажите о нем.

М. М.: Это камерная история о том, как советский чиновник делает выбор между карьерой и любовью. И вообще о проблеме выбора. О том, что если он идет не от сердца, это всегда приводит к трагедии.

 

«К&З»: Расскажите о ваших партнерах по фильму.

М. М.: Одним из моих партнеров стал Данила Страхов — он вырос в замечательного актера.

«К&З»: Какие еще проекты с вашим участием можно ­будет скоро увидеть?

М. М.: Недавно я снялась в детективной истории режиссера Олега Погодина под рабочим названием «Особое полномочие». Если вы любите «Место встречи изменить нельзя», то этот фильм понравится. Над картиной работали замечательный оператор Владимир Башта (он снял «Брестскую крепость»), мой любимый Андрей Мерзликин, Сергей Пускепалис. С Сергеем я снималась в первый раз, и он произвел на меня очень сильное впечатление как личность: интеллигентный, умный, обаятельный человек. Олег Погодин фонтанировал идеями, переписывал сценарий прямо на ходу, так что было совсем нескучно.

«К&З»: Вас с сыном никогда не принимали за брата с сестрой?

М. М.: Нет. Но иметь взрослого сына — это счастье. Вообще, своей главной заслугой считаю рождение ребенка в 18 лет.

«К&З»: Наверное, ждете не дождетесь, когда сможете выйти с ним на одну съемочную площадку? (Сын Марии учится в Театральном институте имени Бориса Щукина. — Прим. ред.)

М. М.: И в мыслях этого нет! Наоборот, я хотела бы, чтобы Андрей шел своей дорогой, независимо от меня. Семейный бизнес в кино — чуждая для меня тема.

«К&З»: У вас есть жизненная философия?

 Мария Миронова

М. М.: На мой взгляд, для женщины основная миссия, основная ее функция — любить. Только таким ­образом она может стать красивой и счастливой. И какие бы важные дела ни вставали на жизненном пути, умение любить терять нельзя, так как это наша главная ценность. Мое глубокое уважение вызывают женщины, которые имеют мудрость и терпение реализовываться в своей главной ипостаси.

 

Екатерина ФАДЕЕВА, 29.08.2013.

Просмотров: 898 • Источник: Красота и здоровье

Вы можете обсудить эту статью в форуме, а чтобы получать уведомления о новых сообщениях в этой теме — зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.
Вы здесь:   ГлавнаяЗвёздыСтатьиМария Миронова: «Больше всего меня поражает не наличие проблемы, а то, как легко она решается»
Поделитесь ссылкой на эту страницу в любимой социальной сети:
Голосование
На каких диетах сидите Вы?
 А что это?
 Считаю калории
 Что-нибудь новомодное: день на кефире, яблоках и т.д.
 Меня устраивает моя внешность
 Сжигаю «лишнее», занимаясь спортом
 Просто не ем
Свежее в форуме этого раздела
Мои избранные колонки
Зарегистрированные пользователи могут, находясь на страницах авторских колонок, запоминать их в этом блоке, чтобы потом быстро переходить к ним.
Полезный факт о портале
Внутри авторских колонок и форумов есть собственный поиск (ссылка «Поиск тем и сообщений») — он удобен тем, что можно искать с учётом авторов и дат сообщений.
Интересный факт, кстати
Кама Сутра — самый древний текст о любви в санскритской литературе написан Маланагa Ватсьяяна около второго века нашей эры. Кама — индуистский бог любви, а также означает желание, а Сутра — учебник.
© Муж.рф, 2012—2017.
Информационная политика портала
Яндекс.Метрика Сделано в Консалтинговой Группе «АРМ»Сделано
в Консалтинговой
Группе «АРМ»